Амплитуда движений в шейном отделе позвоночника норма

Движения позвоночника | Диагностика и лечение позвоночника

Оценивая движения, которые способны производить два соседних позвонка, можно прийти к заключению, что они незначительны. Однако если смотреть на работу сочлененных между собой 24 подвижных позвонков, можно увидеть общую картину движения, складывающуюся из многочисленных движений связанных друг с другом позвонков. Эти 24 позвонка с соответствующими межпозвоночными дисками делают возможным движение позвоночника в целом либо в одном из его отделов, как, например, при сгибании только лишь в шейном отделе при кивке головой.

Изучая динамические возможности позвоночника, необходимо учитывать, что при комбинации движений позвоночника и таза конечным результатом будет большой уровень смещения туловища на сумму движений обеих структур (смотри с. 71).

Исследования, проведенные физиологами Панжаби, Уайтом или Капанджи, дают разные результаты относительно количества движений, которые может производить позвоночник. Возможно, такое различие в полученных данных основано на характеристиках изучаемых субъектов, поскольку гибкость позвоночника зависит от таких факторов, как конституция, возраст и эластичность мышц и связок.

Далее приводится приблизительное количество средних амплитуд, которые обычно встречаются у здоровых людей.

Движения всего позвоночника

Анатомическое положение

Стандартное, исходное положение, отталкиваясь от которого изучаются движения, которые способен производить человек, а также различные отделы тела.

Движение в шейном отделе

В анатомическом положении шея слегка вытянута и имеет изгиб – шейный лордоз.

Необходимо учитывать, что уровень шейного лордоза в норме варьируется от 2 до 25°, хотя на этот счет у ученых имеют различные мнения. Измерение изгиба производится по системе Кобба, в которой за исходное принимается положение первого шейного позвонка и нижней поверхности тела позвонка С7.

При измерении градуса движения в области атланта за основу берут жевательную плоскость (можно представить как надкусывание картонной пластинки) относительно горизонтальной поверхности. При этом учитывается положение головы при полном завершении сгибания. Такое движение головы становится возможным благодаря подвижному атланто-затылочному соединению.

Приблизительно 15° сгибания шеи из 50° осуществляются благодаря подвижному атлантозатылочному соединению; это же относится и к разгибанию.

При сгибании позвоночник сначала находится в анатомическом положении, потом начальный лордоз выпрямляется, а затем позвоночник возвращается в исходное положение. При разгибании просто увеличивается лордоз.

При совершении ретропульсивного движения также происходит выпрямление шейного изгиба, но возвращения в исходное положение не происходит. Ретропульсивное движение головы, или выпрямление шейного лордоза, может рассматриваться как частичное сгибание.

При антепульсивном движении нижние шейные позвонки сгибаются для смещения головы вперед, однако верхние позвонки разгибаются (особенно это касается атланто-затылочного соединения) для поддержания поля зрения в горизонтальной проекции. За счет атланто-затылочного соединения происходит наклон в сторону на 8°. Остальные шейные позвонки обеспечивают наклон на 37°.

Из 90° движения шеи атлантозатылочное соединение обеспечивает 12°, и еще 12° – соединения атланта с эпистрофеем. Оставшиеся 66° производятся с помощью подвижных соединений с С3 по С7.

Движения в грудном отделе

Принимая в качестве основы верхнюю поверхность тела позвонка D1 и нижнюю поверхность позвонка D12, можно прочертить две линии для измерения угла данного отдела позвоночника. При свободном положении стоя грудные позвонки размещены под углом, варьирующимся от 20 до 50°.

Движения в грудном отделе, по сравнению с шейным отделом, ограничены, что вызвано, с одной стороны, сближением ребер (при сгибании и наклоне) и, с другой стороны, сжатием дугоотростчатых суставов (разгибание – смотри с. 45), а также давлением межреберных мышц и связок.

Читать еще:  Повреждения шейного отдела позвоночника классификация

Движения в поясничном отделе

По Коббу, угол движения в поясничном отделе варьируется между 20 и 70°. Выделяется недостаточная подвижность поясничных позвонков при наклоне и повороте, вызванная контактом дугоотростчатых суставов, обусловленным их положением (смотри с. 42).

Хотя в этом разделе показаны движения каждого отдельного отдела позвоночника, грудные и поясничные позвонки (грудопоясничный отдел) в норме действуют совместно при выполнении повседневных движений, о чем говорится в разделах «Биодинамика на постуральное перевоспитание» и «Упражнения мышц».

Обследование позвоночника. Движения позвоночника в грудном отделе

Движения позвоночника в грудном отделе в сравнении с шейным у здорового человека возможны лишь в небольшом объеме и преимущественно вперед (сгибание — 40°, разгибание — 0°, наклоны — 20°, ротация — 30°). Объективным критерием достаточности или ограничения подвижности сгибания, является прием (симптом) Отта (рис. 141). От VII шейного позвонка отмеряется 30 см вниз и делается отметка, затем исследуемому предлагается максимально согнуть спину вперед. У здорового человека это расстояние увеличивается до 34-38 см. При поражении позвоночника оно либо ограничено, либо не меняется.

Ротационные движения в грудном отделе позвоночника надо исследовать в положении больного сидя, чтобы исключить движения в тазобедренных суставах, возникающих при поворотах в вертикальном положении (рис. 142).

В поясничном отделе позвоночника объем движений небольшой и преимущественно вперед. Для оценки подвижности поясничного отдела можно использовать ориентировочный тест с наклоном туловища вперед, учитывая при этом, что наклон осуществляется не только за счет сгибания позвоночника, но и за счет движения в тазобедренном суставе. У здорового человека при наклоне позвоночник образует дугу (рис. 143, 144).

Ограничение движения позвоночника вперед можно выявить с помощью приема (симптома) Шобера (см. рис. 141). От V поясничного позвонка отмеряется 10 см вверх и делается пометка. При максимальном наклоне вперед у здорового человека это расстояние увеличивается на 4-6 см. При заболеваниях позвоночника оно может не меняться.

Разгибание в поясничном отделе незначительное и оценивается врачом на глаз. Во время исследования врач придерживает исследуемого, так как возможно нарушение равновесия и падение (рис. 145).

Наклоны в стороны определяются в вертикальном положении исследуемого. Руки при наклоне должны скользить по швам, но при этом наклон туловища вперед недопустим. Величина наклона у здоровых до 20°. Ограничение его в большей степени характерно для болезни Бехтерева, остеохондроза и спондилеза, травмы.

Ригидность грудного и поясничного отделов нозвоночника клинически может проявляться симптомом доскообразной спины. Выявляется он следующим образом. Исследуемому предлагается наклониться вперед и пальцами достать пол, не сгибая ног в коленях; здоровому это сделать легко.

При воспалительных или дегенеративных процессах в этих отделах позвоночника, спазмах мыпщ спины сгибание туловища происходит за счет тазобедренного сустава, спина при этом выглядит плоской, доскообразной (рис. 146).

Изменение формы, ограничение подвижности позвоночника, напряжение мышц спины и локальная болезненность при пальпации могут быть обнаружены как при воспалительных, так и при дегенеративных заболеваниях. Наличие таких отклонений у лиц молодого возраста в сочетании с характерным болевым синдромом позволяет заподозрить анкилозирующий спондилоартрит. Наиболее характерный объективный признак этого заболевания — ограничение подвижности позвоночника. Реже можно встретить одно из двух типичных для него вариантов деформации позвоночника — выпрямление физиологических изгибов или значительное увеличение грудного кифоза.

Последняя разновидность деформации, возникшая в молодом возрасте, может быть также следствием остеохондропатии апофизов позвонков (болезнь Шейерманна—May). Изменения, развивающиеся в пожилом возрасте, чаще бывают связаны с остеохондрозом позвоночника.

Читать еще:  Расширена лоханка почку у ребенка и новорождённого

И.А. Реуцкий, В.Ф. Маринин, А.В. Глотов

Боковой наклон, сгибание и разгибание в атлантозатылочном суставе

Вертикально-фронтальное сечение через затылочную кость, атлант, аксис и третий шейный позвонок (рис. 23) показывает, что при боковом наклоне движение в атланто-аксиальном суставе отсутствует. Наклон происходит только между аксисом и третим шейным позвонком и между затылком и атлантом. Между затылком и атлантом амплитуда движения мала и заключается только в скольжении мыщелков затылочной кости вправо во время наклона влево и, наоборот, при наклоне вправо. На рисунке, показывающем наклон влево, левый мыщелок затылочной кости сближается с зубовидным отростком, но без соприкосновения, поскольку движение ограничено натяжением капсулярных связок атлантоокципитального сустава, и в особенности правой крыловидной связки. Общий объем бокового наклона между затылочной костью и третьим шейным позвонком составляет 8°, из них 5° – между аксисом и третьим шейным позвонком и 3° между атлантом и затылочной костью.

Во время сгибания и разгибания затылочной кости относительно атланта мыщелки затылочной кости скользят по боковым массам атланта.

При сгибании (рис. 24) мыщелки скользят назад по боковым массам атланта, и в то же время затылочная кость удаляется от задней дуги атланта (красные стрелки). Так как последнее движение всегда связано со сгибанием в атлантоаксиальном суставе, задние дуги атланта и аксиса удаляются друг от друга, тогда как передняя арка атланта скользит вниз по передней поверхности зубовидного отростка (красная стрелка). Сгибание ограничивается натяжением суставной капсулы и задних связок (атлантоаксиальная мембрана и задняя шейная связка).

При разгибании (рис. 25) мыщелки затылочной кости скользят вперед по боковым массам атланта. В то же время затылочная кость приближается к задней дуге атланта (синяя стрелка), и, так как атлантоаксиальный сустав также разгибается, задние дуги атланта и аксиса сближаются (синяя стрелка). Разгибание ограничивается формой этих трех костных структур. Во время насильственного разгибания задняя дуга атланта может быть зажата как в щипцах между затылочной костью и задней дугой осевого позвонка и переломлена.

Общий объем разгибания и сгибания в атлантоаксиальном суставе составляет 15°.

1. Боковой наклон, сгибание и разгибание в атлантозатылочном суставе
2. Объем движения в шейном отделе позвоночника

Объем движения в шейном отделе позвоночника

При изучении рентгенограмм в боковой проекции в положении крайнего сгибания и разгибания (рис. 65) было установлено, что:

• тотальный объем сгибания и разгибания в нижней части шейного отдела равен: RCI= 100-110°;

• тотальный объем сгибания и разгибания для всего шейного отдела по отношению к плоскости прикуса: RT=130°;

• путем вычитания можно вычислить объем сгибания и разгибания в подзатылочной части: S0=20-30°.

Также снимки в прямой проекции с головой в положении крайней степени бокового наклона (рис. 66) показали, что объем бокового наклона составляет около 45°. При проведении с одной стороны линии через поперечные отростки атланта, с другой — линии, соединяющей сосцевидные отростки, можно сделать вывод, что объем бокового наклона в подзатылочной части – 8°, т.е. это происходит только в атлантозатылочном суставе.

Объем поворота исследовать труднее, особенно это касается сегментарных компонентов (рис. 67). Общий объем поворота головы варьирует в пределах 80-90° в каждую сторону. Он оценивается в 12° в атлантозатылочном ив 12° в атлантоаксиальном суставе.

Изучение амплитуды движения шейных позвонков у больных с неврологическими проявлениями остеохондроза шейного отдела позвоночника

Жарнова В.В., Михайлов А.Н., Абельская И.С.

Читать еще:  Можно ли применять грязелечение при грыже позвоночника

УО «Гродненский государственный университет им Я.Купалы», УО «Гродненский государственный медицинский университет», ГУО «Белорусская медицинская академия последипломного образования», ГУ «Республиканская больница» Управление делами Президента Республики Беларусь

Неврологические проявления шейного остеохондроза весьма многообразные. Но чаще всего мы имеем дело с цервикалгиями (боли в шее) и цервикобрахиалгиями (боли в шее и руке).

Как правило они возникают после физической нагрузки или неловкого движения шеи. Наблюдается усиление болей при движениях в шее или, наоборот, при длительном однообразном положении (в кино, после сна на плотной высокой высокой подушке и др.). При обследовании таких пациентов выявляютмышечно-тонический синдром: напряжение шейных мышц, ограничение движения в шейном отделе. Радикулопатии нижних шейных корешков встречаются значительно реже, чем рефлекторные синдромы, и проявляются, помимо мышечного-тонического синдрома, чуствительными, рефлекторными и (или) двигательными нарушениями в зоне иннервации пораженного корешка.

На сегодняшний день не достаточно отработаны рентгенологические критерии, отражающие нарушение двигательной функции позвоночно-двигательного сегмента. Имеющиеся в литературе соотношения нельзя считать исчерпывающими.

Биомеханические нарушения при остеохондрозах проявляются большим или меньшим ограничением подвижности позвоночника. Ограничение подвижности связано с защитной реакцией на боли при поражении одного или нескольких сегментов и представляет собой фиксацию в условиях естественной компенсации за счет мышечного «корсета». Естественно, выключение одного или нескольких стабилизированных сегментов из общего объема движений позвоночника приводит к компенсаторной гипермобильности в соседних сегментах, что является адаптацией позвоночника к новым условиям статики и динамики [4].

Для изучения функции позвоночника был предложен ряд методик геометрической оценки рабочего объема подвижности сегментов. В настоящее время мы имеем довольно полное представление о функциональных возможностях каждого двигательного сегмента и всего шейного отдела, однако количественное определение этих параметров затруднительно. Так, например, такой простой показатель как амплитуда движений шейного отдела позвоночника в сагиттальной плоскости оказался весьма разноречивым, у одних авторов он составляет 67.7 0 , у других 100 0 и т.д. [3].

О суммарном объеме движений в шейном отделе позвоночника судят по максимальному углу сгибания головы, ее разгибания, боковых наклонов [1]. Однако исследование активных движений в позвоночнике (его динамики) до сих пор в практическом здравоохранении определяется визуально по изменению кривизны его дуг [2]. Проблема объективизации исследований, в частности рентгеновских изображений, является на сегодняшний день насущной потребностью всей классической рентгенологии.

Целью настоящего исследования явилось:

а) изучение амплитуды движения шейного отдела позвоночника;

б) объективизация полученных данных. Исследования проводились с помощью автоматизированного места врача рентгенолога у больных с неврологическими проявлениями остеохондроза с последующей обработкой спондилограмм с использованием компьютерной программы.

Угол движения определяется между линией проведенной по задней поверхности тела позвонка и вертикальной линией до пересечения в нижнезаднем углу тела позвонка (Рис. 1). Сама вертикальная линия является нулевым углом при наклонах кпереди и кзади.

Было исследовано 32 человека с неврологическими проявлениями остеохондроза шейного отдела позвоночника от 15 до 65 лет. Рассчитана амплитуда движения видимого нижнего шейного позвонка и амплитуда движения С3. Полученные данные приведены в табл. № 1 и табл. № 2.

У одного пациента при разгибании угол отклонения от вертикали был равен нулю, что составило 3% от обследованных. Суммарная амплитуда движения для него же составила 46 градусов.

У 11 человек (что составляет 34% от обследованных) угловая амплитуда движения не достигла нулевого значения при наклоне головы кпереди и кзади, суммарная амплитуда колебалась от 14 до 62 градусов.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector